pic47Друзья поделились ссылкой на интересную статью, подробно разбирающую особенности зрения стрелка, находящегося в стрессовой ситуации. Этот довольно серьезный труд принадлежит «перу» Аарона Коуэна, ведущему инструктору компании Sage Dynamics, специализирующейся на обучении практической стрельбе. Через его статью красной нитью проходит одно главное утверждение — в условиях реального нападения ваши шансы на то, чтобы сосредоточиться на «прицельных» вашего пистолета, исчезающе малы. Впрочем, этот факт для меня был очевиден и раньше, гораздо интереснее было наконец прочитать, почему это действительно так, а не иначе?

Впервые я столкнулся с подобным явлением лет пять назад, когда только начинал всерьез заниматься ганфайтом. Понятно, когда оказываешься с вооруженным противником на расстоянии меньше четырех-пяти метров, прицеливаться нет времени, и остается лишь стрелять навскидку, надеясь, что будешь точнее его. Но периодически я ловил себя на том, что в ходе очередной схватки веду огонь со стационарной позиции на дистанцию 15-20 метров, не обращая на прицел ни малейшего внимания. Тогда я объяснял это себе свежеобретенной привычкой к перестрелке накоротке, помноженной на уровень адреналина в крови, но всё оказалось интереснее.

Как мы «теряем» мушку в бою

Глаз в разрезе. Чем меньше кривизна хрусталика, тем больше наше зрение настроено на дальний план.
Глаз в разрезе. Чем меньше кривизна хрусталика, тем больше наше зрение настроено на дальний план.

Коуэн так описывает механизм этого явления: адреналин, в ходе стрессовой ситуации моментально распространяющийся по всему организму, воздействует и на ресничную мышцу, управляющую хрусталиком глаза. В итоге тот увеличивается в диаметре, теряя заодно в кривизне. Это приводит к тому, что вы отлично видите удаленные объекты, но совершенно не способны нормально сфокусироваться на мушке вашего пистолета. Конечно, падение самоконтроля тоже влияет на «потерю» прицела и переход к стрельбе «в направлении» противника, но рефлекторную реакцию глаз нельзя сбрасывать со счетов. Могу подтвердить собственным опытом; после серии напряженных раундов, когда адреналин начинает капать из ушей, иногда просто тяжело сфокусировать взгляд на мушке, особенно если стоишь в компактной стойке с пистолетом в полусогнутых руках.

Впрочем, биология здесь играет важную но не решающую роль. Некоторые из «студентов» Коуэна, участвовавшие в различных «боевых» сценариях против живых противников, с использованием снаряжения Simunition, все таки смогли в итоге «поймать» мушку; их процент становился больше, если дистанция до угрозы возрастала, если они могли вести огонь из-за укрытия, или если ситуация прямо требовала прицельной стрельбы.

Туннельное зрение

Но этим перечень эффектов стресса только начинается. Второй момент, с которым сталкивается подавляющее большинство стрелков в условиях реального боя — туннельное зрение. Это верно и для тренировочных поединков с использованием нелетальной аммуниции. В нормальных условиях мы отслеживаем сектор пространства порядка 190 градусов перед нами. Пусть ближе к периферии — туманно и нечетко, но уж движение-то краем глаза заметить — всегда в состоянии.

pic47_3Однако стресс безжалостно рубит нам сектор обзора; по данным, приведенным Коуэном, последний может уменьшаться со 190 до 57 градусов! Вызывается этот эффект выделением кортизола — гормона стероидной группы, основная функция которого — энергетический и противовоспалительный эффект. Не то, чтобы под его влиянием наши глаза внезапно переставали воспринимать периферию; нет, они честно доносят информацию до мозга. Но тот, следуя своей природной программе, отсеивает в минуту опасности всю лишнюю информацию, в которую он, «по старой памяти», помещает всё, что лежит не в фокусе нашего зрения.

Я неоднократно имел возможность убедиться в этом в ходе наших пистолетных игр. Стрелок, который моментально реагирует на угрозу с фронта, может не заметить слона, если тот вдруг решит подобраться к нему с ракурса в девяносто градусов.

Еще сильнее страдает сектор обзора по вертикали. Обычно он составляет 60 градусов в верхней полусфере, и 70 — в нижней, но в пылу схватки он может сократиться до 18 и 21 градусов соответственно! Фактически стрелок оказывается слеп к угрозам сверху и снизу (чем можно пользоваться в противостоянии на ближней дистанции).

Заметка на полях: стрессовая ситуация режет нам не только визуальное восприятие, нет. Мозг, столкнувшийся с угрозой, также безжалостно отсекает все прочее, что не имеет отношения к вашей дуэли с противником прямо перед вами. Вы перестаете слышать товарищей по команде, вы забываете контролировать их позиции, не поддерживаете с ними связь. Часто это заканчивается тем, что вы просто перестаете представлять, где свои, где чужие, и что делать дальше в рамках продолжающегося боя.

… и другие «приятные мелочи»

«Боевой» стресс также негативно влияет на наше восприятие «глубины» пространства, пишет Коуэн. Наш встроенный дальномер, работающий за счет бинокулярного зрения, под угрозой начинает сбоить, и кажется, будто противник ближе к вам, чем на самом деле. Это не так страшно, как туннельное зрение, но тоже может быть опасным. Например, когда стрелок начинает беспорядочно опустошать магазин своего пистолета, будучи в полной уверенности, что в «такую большую цель» уже невозможно промахнуться.

Опыт «дуэлей» на коротких дистанциях, в которых я участвовал, или которые непосредственно наблюдал, доказывает, что подобная стрельба слишком часто заканчивается массой промахов при одном-двух результативных попаданиях … а иногда и вовсе без попаданий, оставляя ганфайтеров в состоянии подозрительной задумчивости: «Как же так! Я ж в тебя с двух метров весь магазин разрядил!»

Добавлю от себя к Коуэну пару центов: есть и другой психологический механизм, отвечающий за подобные ошибки восприятия. Наше сознание субъективно воспринимает более важные для нас объекты крупнее, чем они есть на самом деле. Да, «у страха глаза велики» в самом прямом смысле.

Прививка от стресса

У тех, кто добрался до этого места, давно уже назрел естественный вопрос — можно ли что-то поделать со всем этим безобразием? Разумеется, отвечает Коуэн. Его ответ на факторы стресса — так называемая «кинестетическая» стрельба. Что это такое?

pic47_4Всякий раз, когда мы достаем оружие и занимаем положение для стрельбы, наш мозг запоминает необходимую последовательность действий. Чем больше повторений, тем меньше мы думаем о необходимых движениях, тем больше их схемы уходят в область подсознания, чтобы в решающий момент быть извлеченными оттуда без траты драгоценных секунд на размышления. Упоминая о подобных вещах, часто говорят о так называемой «мышечной памяти», хотя стоит заметить, что сами по себе мышцы ничего запомнить не в состоянии, иначе Валуев был бы магистром «Что, Где, Когда?», а тамошние интеллектуалы регулярно тягали железо в свободное время. В данном случае правильнее называть такую модель обучения «кинестетической», что и делает Коуэн.

Но мозг в процессе «кинестетической» стрельбы оперирует не только готовыми программами действий. Скорее, речь идет об использовании общего чувства положения тела, построения связи моторных ощущений с поступающей визуальной информацией, а также с конечным результатом. Звучит сложно? Просто представьте себе, как вы ловите мяч. Встаете ли вы в специальную стойку? Ищете ли мушку, хищно щуря левый глаз? Нет, вы просто делаете подшаг (если необходимо), и берете мяч из воздуха. Или не берете, и он больно бьет вас по пальцам. В любом случае, научиться ловить мяч достаточно легко, и большинство из нас прекрасно делает это неосознанно. Так чем стрельба хуже?

Здесь важно отметить тот факт, что стресс, который так пагубно влияет на наше зрение, подобные кинестетические навыки практически не блокирует, а скорее, наоборот, подстегивает. Любопытно, что даже то самое «туннельное» зрение при этом внезапно оказывается полезным: фокусируясь полностью на угрозе, мы увеличиваем точность подобной «кинестетической» стрельбы.

Как научиться этой технике стрельбы? Помимо очевидных упражнений для развития кинестетических навыков: стрельбы на коротких дистанциях, «от бедра» или из «компактных стоек», с жестко ограниченным временем, с заклеенными или демонтированными прицельными приспособлениями, Коуэн особо выделяет роль стресса в подобных тренировках. Да, оказывается, то, что сбивает нам прицел и заставляет дрожать поджилки, может стать мощнейшим стимулом для учащегося. Более того, Коуэн указывает, что только планомерно увеличивающийся в процессе занятий уровень стресса позволяет добиться действительно хороших результатов в обучении.

Стресс, испытываемый тренирующимся, обладает следующими полезными свойствами. Во-первых, и это очевидно, он дает стрелку своеобразную «прививку», приучая действовать в условиях прилива адреналина, и помогая свести отрицательные последствия для зрения, описанные выше, если не к нулю, то к вполне приемлемому уровню. Во-вторых, согласно исследованиям, на которые опирается Коуэн, стресс может рассматриваться как инструмент для переписывания изначально заложенных в человека программ поведения в угрожающей ситуации, для замены их на новые, более подходящие человеку с пистолетом.

А в-третьих, стресс позволяет самому стрелку проверить свои навыки в условиях, близких к реальным, и оценить, насколько те или иные из его наработок полезны и применимы в таких ситуациях.

pic47_1Как заставить стрелка испытать стресс? Есть немало способов, которые часто практикуются на стрельбищах: это жесткие ограничения по времени, стрельба в условиях плохой видимости, инструкторы, внезапными и противоречивыми командами сбивающие с толку … Но использование огнестрельного оружия вынуждает серьезно ограничивать как уровень стресс-факторов, так и сами возможные сценарии.

Коуэн полагает, что наиболее хороший инструмент заставить «студентов» почувствовать опасность — это поставить против них инструктора с оружием. Вид направляемого на тебя пистолета удивительным образом подстегивает нашу нервную систему, не говоря уже о значительном приближении таких тренировок к реальным боевым ситуациям. Сам Коуэн широко применяет на своих тренировках снаряжение Simunition, впрочем, он не имеет ничего против других нелетальных систем имитации перестрелок.

Вместо послесловия

То, что вы видите выше — это лишь короткая выжимка солидной, и очень интересной статьи, один только список литературы к которой насчитывает 27 позиций. Поэтому, если эта тема вас заинтересовала, настоятельно рекомендую ознакомиться с оригиналом, где все это изложено намного подробнее.

Ну а если вам захочется обсудить эту тему, пишите, с удовольствием обсужу с вами любые детали, мнения или возражения. Кстати, не пропустите комментарии к статье под ней, там есть на что обратить внимание. Впрочем, на мой взгляд, один раз проверить свои убеждения в бою с живым противником гораздо эффективнее, чем часами отстаивать свою точку зрения в Сети.