«Мода или жизнь!»

размещено в: Ганфайт, Разное | 0

pic52Думаю, многие со мной согласятся, что IPSC в России сейчас — это модно. «Практическая стрельба» привлекает не только спортсменов и «любителей активного отдыха», она уверенно проникает в программы подготовки различных силовых структур, от полиции до армии. С одной стороны это не может не радовать, потому что приемы стрелковой подготовки этих ведомств до недавнего времени были законсервированы на уровне второй половины ХХ века. Но у каждой медали есть обратная сторона — IPSC, давая полезный навык быстрой и точной стрельбы, одновременно наделяет стрелка привычками, превращающими его самого в большую удобную мишень.

Вряд ли это должно беспокоить стрелков-спортсменов, не волнует ведь гроссмейстера разница между шахматным слоном и слоном боевым? А вот практикам, в ряды которых можно смело записывать как силовиков, так и тех граждан, которые рассчитывают использовать оружие для самообороны, стоило бы об этом задуматься. То, что отлично работает на стрельбище против мишеней, в бою с вооруженным противником может стоить вам жизни. «А теперь — слайды!»:

1. «Убери палец со спускового крючка!»

Я уже писал об этом ранее, так что буду краток. IPSC требует от стрелка убирать палец со спускового крючка, пока пистолет не направлен на мишень. Нарушил? DQ! Лично я полагаю, что это очень полезное правило — для стрелкового рубежа. Благодаря ему IPSC заслуженно гордится отсутствием несчастных случаев.

В реальной перестрелке это может привести к тому, что вы получите пулю. Не буду ссылаться на личный опыт, а сразу дам слово Габриэлю Суаресу. В своем посте «Finger Off The Trigger — Sacred Cow In Need Of Butchering» тот приводит любопытные данные: среднее время открытия огня офицером полиции, если его палец не лежал на спусковом крючке, 0.677 секунды. Среднее время реакции на угрозу с пальцем на спусковом крючке — 0.365 секунды. Разница — 0.3 секунды. Много это, или мало? Обратимся к примерам: мастер по скоростному выхватыванию-и-стрельбе реагирует на сигнал, выхватывает револьвер и поражает цель за, приблизительно, 0.25 секунды. При этом, если я не ошибаюсь, 0.15 секунды — это его время реакции на сигнал открытия стрельбы, а 0.1 секунды уходит непосредственно на выхватывание, взведение курка револьвера и выстрел. Так что 0.3 секунды для боя на короткой дистанции — это, конечно, не вечность; но, проиграв противнику эти десятые, вы рискуете познакомиться с вечностью сами.

Пока вы размышляете, верить мне или не верить, американские полицейские в массе свое решают для себя этот вопрос так: если никто не наблюдает со стороны, в угрожающих ситуациях они предпочитают не играть в эти игры «палец со спуска — палец на спуск», а держать палец на спуске.

Палец на спуске: несколько десятых секунды, которые могут спасти вам жизнь.
Палец на спуске: несколько десятых секунды, которые могут спасти вам жизнь.

2. Как-бы использование как-бы укрытий.

Картонные мишени расхолаживают. Они не ведут по тебе ответный огонь, не советуют убрать откряченные за укрытие части тела. Как результат, тренирующиеся по программам IPSC приобретают вредные привычки. Они ведут огонь из портов, изображая классическую грудную мишень, они выходят в «дверной» проем, как полицейский из классического кинобоевика, всей тушкой, они выставляют из-за укрытий локти и плечи, высовывают целиком любопытную голову и совершенно забывают о том, что есть еще какие-то направления, кроме тех, что связывают их и текущую мишень. А между тем современная спортивная стойка совершенно не предназначена для работы из-за укрытий: слишком велико расстояние от кистей рук на рукояти до выставленной задницы. Спрятать такой силуэт за укрытием целиком крайне тяжело. Стоит противнику сместиться немного во фланг, и такая стойка уже выглядит приглашением отстрелить что-нибудь, торчащее из-за укрытия.

Пишу это, основываясь на личном опыте: к нам на ганфайт периодически приходят IPSC-шники, и эти ошибки я наблюдаю регулярно поверх прицельных моего пистолета. Благо, в этом плане ганфайт — идеальный вариант для отработки правильности использования укрытий. «Входящие» шары без лишних слов указывают стрелку на его ошибки, иногда достаточно болезненно; смотришь, через месяц человек уже старается слиться с укрытием, не отставляет попу и держит пистолет поближе к себе.

Реальный противник быстро отучает от привычки так работать из -за укрытия.
Реальный противник быстро отучает от привычки так работать из -за укрытия.

3. Опасные фланги

Кардинальное отличие живого противника от картонной или стальной мишени — он, знаете ли, не сидит на месте. Если у него будет возможность, он обязательно постарается зайти к вам во фланг, или забраться в тыл. То, что противник с этих направлений уязвимее, очевидно даже неопытному стрелку.

Вообще, стрелок в бою чем-то похож на глухаря, только последний ничего не слышит, кроме своего пения, а первый ничего не замечает, кроме сектора в полсотни градусов с мушкой посередине (я уже писал об этом раньше). Практика постоянного контроля пространства вокруг себя приходит только в поединках с живым противником; здесь уместно сравнение с летчиком-истребителем — не будешь вертеть головой «на все триста шестьдесят», собьют. Проблема в том, что если брать IPSC за основу, как у нас сейчас происходит, то этому навыку просто неоткуда будет взяться.

Список таких «частностей», каждая из которых способна радикально сократить жизнь в бою, можно было бы продолжать и дальше, но проще сделать общий вывод: IPSC, при всех даваемых этой системой полезных навыках, не способна подготовить стрелка к реальному бою. Использование ее в качестве основы подготовки стрелков-«прикладников» равносильно тому, как если бы боксеров тренировали бы только на «грушах», или самбистов — на манекенах-«куклах». За океаном, откуда к нам и пришло IPSC, это отлично понимают, поэтому у тех же полицейских в США тренировки на огневом рубеже постоянно чередуются с тренировкой force-on-force с живыми противниками, с использованием снаряжения Simunition, или airsoft-оружия (симъюнишн — вещь недешевая, а нынешний кризис — он и для Америки кризис).

Помню мемуары одного из патриархов NYPD, где он описывал, как еще в семидесятые они с коллегами устраивали тренировочные бои, используя вместо пуль в своих револьверах плотно скатанные ватные шарики. И ничего удивительного в этом нет: в семидесятые Америка столкнулась с настоящим валом преступности (фильмы вроде «Грязного Гарри» или Death Wish не на пустом месте появились, знаете ли). И помочь полицейским выжить в таких условиях могла только постоянная практика, максимально приближенная к реальности. Кстати, распространение IPSC начинается примерно в ту же эпоху.

Но если за океаном «практическая стрельба» идет рука об руку с тренировками на нелетальном оружии, то у нас в настоящий момент наблюдается солидный перекос в сторону первой. Нет, разумеется, до меня доходили слухи о том, что наш спецназ/ФСБ/ОМОН регулярно тренируется с пэйнтбольным/страйкбольным оружием/лазертагом (нужное подчеркнуть). И я вполне допускаю, что для отдельных подразделений, которым действительно часто приходится идти под пули, это так и есть. Вопрос в том, насколько это распространено, правда?

Мой ответ на этот вопрос — похоже, ни насколько. Доказательства? В наш цифровой век с его привычкой все мало-мальски интересное снимать на камеру, было бы невозможно утаить такие force-on-force тренировки. Но если пошерстить Youtube, выясняется удивительная вещь: записей IPSC-style тренировок наших силовиков там вагон и маленькая тележка, а вот записей их тренировок «с живым противником» — практически нет.

Вместо итога

Впрочем, я далек от мысли считать свое мнение на этот счет единственно правильным. Мне было бы интересно выслушать ваши дополнения, уточнения и замечания на этот счет; так что, если у вас будет, что сказать, пишите!

Мной движет не пустое любопытство: ведь всё описанное выше касается не только «силовиков», но и простых граждан, интересующихся прикладной стрельбой из соображений самообороны. Кстати, давно бродит идея собрать группу для тренировок по «оборонным» сценариям на airsoft-пистолетах/дробовиках. Как ни интересны упражнения IDPA, в них все таки кое-чего не хватает. А конкретно — живого противника.

Добавить комментарий